Оцифровываю старые записи. Вгиковские, старые, родные до боли. Не могу смотреть все подряд. Прокручиваю в быстром темпе. Эпизоды, эпизоды.
Мой этюд с Наташкой Климутко. Как бы я хотел увидеть ее сейчас. Я обожал ее. Мы остались в комнате одни. И я ходил вокруг да около, потому что не умею иначе. Я ведь дурак. Невинный сексуальный дурак. Я касался ее горла в том этюде, гладил ее горло, прижимал ее руку к своей груди. Она смотрел так. У нее глаза - как надорванные вишни. Спокойные и глубочайшие. Если бы вишни умели говорить, они бы промолчали. Они и молчали. Прикоснуться, заставить ее остаться, потом сожалеть и помнить. Или не сожалеть и забыть. Или... или... или...
Наташа Климутко. Здравствуй, Наташа. Как мне найти тебя?