Прошу вернуть дневник на основной сайт. Благодарю :)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:33 

Зачем мне это нужно?

18:15 

Фриц Перлз, основатель гештальт-терапии, однажды сказал:
"Одиночество - это быть одному плюс поток дерьма".

:)))
Давайте избавляться от дерьма

12:55 

Жизнь – это смех

Мое детство
Лесная поляна в солнечных соцветиях. Здесь растет ромашка и сныть, полынь и крапива. Здесь бурлит сирень, порхают белые бабочки, их усики треплет ветер, и усики их протянулись во все стороны света. А сколько сторон у света? Тридцать три, не больше, не меньше.
Во мгле любви лежит моя страна. Там, где меня не было, все уже было. Что из этого принадлежит мне? Несколько слов? Одно слово? Я был создан из слов. Когда меня не было, было уже все. Я создан из всего. Нет ничего, кроме того, из чего я был создан. Когда-то, забавно, на радость.
Они сочиняют истории своей жизни и начинают с первых проблесков памяти, с боли и смеха. Но надо же начинать много-много раньше. Надо начинать с двух тел – матери и отца. Папы и мамы. Но еще до них было множество тел, слившихся воедино. Я в эпицентре этого позыва к нежности и любви. Я ярок. Я заметен. Я нежен. Меня не существует. Существуют всё, кроме меня.
Так мы добираемся до начала времен. Вот чем завершается история каждого человека. Вот чем – вечностью.

Почему же я должен любить свое детство? Я находился в нем тогда, я нахожусь в нем и по сей день. Мое детство – это и есть я.

Смотрю.
Что я вижу?
Хрущевку. Пьяную и трезвую, каменную, живучую. Хрущевка. В каждой хрущевке – свой Хрущев. Хрустит, похрустывает, на зубах перемалывает свой век. Боже, как же тяжело и нежно писать, записывать, давать объяснения своему невежеству. Светит незнакомая звезда. В детстве все звезды незнакомые. И до каждой ты можешь дотянуться рукой. Мне кажется, я гибну. Нет, я выживу. В промозглой мгле лежит моя страна любви. Только эта страна и существует. И я существуют вместе с ней. Ничего больше нет. Только моя страна любви. Где я странствую, где я странствовал. Где меня избивали соседские мальчишки. Где я безумствовал и пел свою песню любви.
Я ничего не понимаю в жизни. Я холоден и мрачен. Я боюсь себя. Боюсь своих родителей. Я неистов и лжив. Кто я? Кому я покорен. Когда-то я написал: голени, покорные любви, сияют в сумерках. Кто стоит в сумерках моих парадных. Кто я? Зачем я? Сколько любви в мире. Мы жили и мы блудили и порождали любовь. О чем я, Господи?
Старый дом. Старые стены. Старая жизнь. Вся истрепанная, старая, старая жизнь. Где мое детство. Черт! Я не могу дотянуться до него. Я натыкаюсь на стену. Вот оно. Вот с чего надо начинать. Я мертв своей памятью. Я ничего не помню.
Что же было в моем детстве? Мороженое по семь копеек стаканчик. Анашки! Сколько было съедено! Сколько было несъедено! Вот в чем дело: я и есть детство. Нет ничего во мне, что не было бы посеяно когда-то и взращено в моем детстве. Жизнь – это смех, разве вы не согласны? Жизнь – это вой, разве мы не знаем об этом. Я лечу.
Боже, как я хочу летать. Хочу жить на привязи своей любви. Мои воспоминания режут мне руки, режут ладони. Я хочу выживать, я хочу быть целостным. Моя память, приснись мне! Блядует память, не желает сниться. Мой редактор Смерть правит мне фразы, что он хочет! Он, что не понимает, что за каждой фразой мое возрождение! Это же просто смешно, останавливать меня. Я остановлюсь – и умру, как белый ангел в полете. Я – белый ангел? Резиновый утенок. Что за жалость к своему детству! Я ничего не помню… Я вспоминаю.

13:10 

Я по обыкновению вглядывался с балкона.

Ранним летом, когда в серебристой тьме прожилочки на листьях стали почти неразличимы. Там справа, на теплой и влажной земле взрослые девушки играли в мяч. На толстой, травяной, мягкой земле играли в серый мяч, толкали его с визгами, падали в темноту, возносились под платья кленов, падали, пропадали, возносились… Мяч мрачнел, надувался мрачностью, позволял себя щекотать сухим чувственным пальцам девушек. Мрак был как разбухший апельсин, девушки месили мрак своими жгучими острыми пальцами. И мрак поглощал пальцы вместе с девушками, мячом, пытался и меня ухватить за бока, но я прятался от него в комнате.
И еще девушки звенели. Они не смеялись, не говорили, они звенели как колокольцы. И ноги их мелькали сквозь серебристый мрак, руки возносились и падали на колени, слышны были сдобные удары мяча о землю.
И я хотел быть вместе с девушками. Я хотел бегать от мяча, прятаться в юбках, перебирать волоски на девичьих голых ногах. Но я стоял на балконе, доволен жизнью. Жизнь моя тоже облокотилась о балконные перила, целовала меня нежно. А я все – дурачок – удивлялся – как же жизнь стоит тут, подле меня, когда она вон там, во дворе, разбухшем и счастливом дворе, где висели на девушках колокольцы и бренчали себе до темна. Пока уже и прожилок не стало видно, и листьев, и самые деревья превратились в живые теплые валуны.
...
Я всегда жил в безделье. Работал в безделье. Как будто меня поджидало нечто лучшее, лучшее дело, доля, участь.
Я разглядывал свои руки – руки-гения, строптивца, козла отпущения. Мои руки были моими, чужими, руками моего друга, моей возлюбленной. Но я не был эгоистом. Я просто просто все время ждал лучшей участи, лучшей доли, которую не надо призывать, к которой не надо готовиться, которую просто следует терпеливо дожидаться. Мое ожидание было сродни обещанию исправиться. Я свято верил в силу обещания, я хотел исправиться и потому у меня хватило сил дожидаться лучшей доли терпеливо и смиренно. Я не роптал, я ждал, что еще немного и луч, капля, зрачок, тьма и волос сплетутся воедино и раскроют мне счастливое мироздание. Потому что луч был ярок, но обещал еще большую яркость. Капля утоляла жажду, но я мечтал, чтобы она утолила жажду каждого. Зрачок вбирал в себя Бога, но Бог не помещался в зрачке. Тьма пугала, но была очень обидчива. А волос падал мне в руки слишком долго. Все убыстрить, все спасти. Всем спастись. Хула на Духа, когда человек не хочет быть спасенным. Как тогда плачет Дух.

13:17 

Что-то вроде "Ни дня без строчки" Олеши

:)
Именно так. Едва ли это просто дневник. Может быть, лучше так: день со строчкой :)
Читайте Юрия Карловича Олешу, дамы и господа!

17:23 

Читаю дневники

Читаю дневники. Удивительно! Сколько невысказанного, странного. Иногда это прорывается ручьями одиночества, о котором можно сказать, что человек обязан игнорировать его, увертываться от него, быть бесстрашным, когда оно накатывает на него. Одиночество - удел слабых. Но каждый из нас бывает слаб. И очень мне радостно становилось, когда я читал добрые комментарии, которые поддерживают человека.
Замечательно сказал Ральф Эмерсон: "Неважно, что именно ты делаешь, важно, чтобы на всем, что ты делаешь, оставался твой след". Цитата, вероятно, не точна, но не в этом дело.

12:49 

Я пишу книжку о своем детстве :)

Поэтому то, что вы читаете, это такие расширенные цитаты, наброски, эпизоды :

Очень давно. Так давно, что становится одновременно страшно и весело, жил да был мальчик по имени Максим. Он был почти растворен - в мире, настолько прочном и настолько огромном, что ни выхода, ни входа в этот мир найти было невозможно.
Мальчик рос в неимоверной любви. Эта любовь спасла его от смерти, и взяла с него обязательство рассказать о своей жизни, о жизни чужих, далеких, близких, родных, а также незнаемых, бездомных, ирреальных, никогда не существовавших, и существовавших всегда. По крайней мере, существование которых было предрешено рождением мальчика. 26 апреля такого-то года, светлым днем, аккурат в самую Пасху, когда «Христос воскресе» поют все – и добрые, и злые, и верные и неверные, и самые невозможные, никогда не существовавшие, словом, все – до последнего мертвеца, который, того и гляди проснется в своей пуховой могиле, утрет слезу непрошеную, да и пойдет гулять по белу свету обновленным. Потому что Христос воскресе, потому, что не все мы умрем, но все изменимся и потому что я так хочу.
Я ведь и сам был когда-то неживым, несуществовавшим, никогда не умиравшим, не бывшим, но очень восторженным. Потому что, мир, который вы видите – мой, равно как и ваш, но мой – больше. Его подарил мне мой Господь, и этот дар я обязан, как светлый огонь пронести по всей своей бесконечной жизни, жизни, не имеющей конца, потому что я так хочу. Мое желание – воля Спасителя. Я хочу быть спасенным. Более того, я знаю, что спасение мое было предопределено моим рождением.
Я хотел бы вместить в эту книгу все, что я знал и забыл. Я хочу рассказать вам о безродных и обездоленных, диких и прекрасных, милосердных и безжалостных. Я хочу быть ветром, снегом, пламенем, таинством городских сумерек, одним из многих и многими в одном. Я являюсь всем этим, я знаю все про всех и признаю право каждого знать все про меня. Но кто я? – Вот вопрос, который мучает меня, беспокоит и тревожит. И иногда мне кажется, что я знаю ответ. Иногда мне кажется, что я – СМЕХ. Господь смеялся, когда создавал меня. И почему то мне кажется, что когда Господь выдумывал вас, он тоже хохотал от счастья. И это самое прекрасное обетование, которое я знаю. Господь смеялся, и лепил нас из красоты и боли. Каждый человек – диковинная смесь красоты и боли, боли и красоты. Любоваться болью, болеть красотой, разве это не достойно человека?
Я родился в больной стране, в диком городе, в районе, который раньше назывался «Ямы». По району бродили строители и собаки, в халупах пожирали водку местные жители, каждый их которых – моя собственность, и каждого из них я хочу прижать его к своей груди, даже если желание это покажется вам пустым или забавным.
Потом уже будут утраты. Каждый человек, которого я забывал, уносил часть меня, и вот теперь я стал почти прозрачным, и меня уже не видно, видны только шнурки ботинок и нахальный язык, я стал светом, пора бы учиться становиться Светом. Но это невозможно, нужно найти ДРУГИХ. Они ехидны и проворны, они уворачиваются от моих цепких рук, они блудят и жеманятся, и бог утраты – их бог. Так считают они. Я должен доказать обратное. Но как?
Люди, которых я знал и забыл, стоят разрушенными храмами, другие – которых еще помню, - церкви целые, но пустые. Но я люблю их? Я их люблю? Что главнее этого вопроса? –
Я хочу благодарить, благодарить, благодарить без конца, без устали, без смысла, без причины, без последствий, без надежды. Я хочу благодарить, хотя мне нечем благодарить. У меня нет ничего своего. Вот мои руки, вот голова, вот язык, а вот мои слова. Они не мои. Они безжалостны. Они случайны. Они немы. Улыбнитесь. Засмейтесь от печали или от радости – какая разница. Взгляните на себя – вы один на один с бессмертием. Рассмеетесь ли вы ему в лицо? Вот я один – в интерьере своей величественной и прекрасной жизни, о которой я и помыслить не мог, что она будет когда-то моей. Впрочем, почему же не мог? Просто однажды, на закате лета, когда голова моя…

12:59 

Я работаю... где же я работаю? :)))

А! вспомнил! Я работаю...впрочем, может быть, скоро я буду работать в другом месте.
Мне 34. Что из этого следует?
А вот что. Не могу я писать дневник для себя. Вот что я понял. В моем представлении, этот дневник некая публичная вещь. Поэтому я могу быть искренним, но могу и не быть искренним. Могу закрыть дневник через месяц, а могу продолжать, как Дебора, которая мне очень нравится (;)) много-много-много тысяч лет.
Приятно будет, если читателей у этого дневника будет много, но если читателей моего дневника будет мало, я не слишком расстроюсь. Я просто опубликую его когда-нибудь отдельной книжкой. Или напишу что-нибудь на основе его. Что-нибудь разумное, доброе, вечное.
Самая главная ценность в мире - это люди. А я даже назвал этот дневник "книга благодарности", так что буду благодарить. По-моему, благодарность - это чудо из чудес, это одно из самых потрясающих переживаний, которое может человек испытывать в жизни. Благодарность - это дар Божий. А для не слишком верующих людей, скажу так: дар. :))) Почти по Набокову.

15:32 

Никому про наш секрет не говори ;)

Есть такая песенка. Авторы: Борис Савельев и Лариса Рубальская
Мы с утра глядим в окошко,
Дождик льёт как из ведра,
Дождик льёт как из ведра,
Дождик льёт как из ведра.
Только выручить нас может
Разноцветная игра,
Разноцветная игра,
Разноцветная игра.

Никому про наш секрет не говори,
А стекляшек разноцветных набери.
Ты зажмурься и три раза повернись,
А теперь глаза открой и удивись!

Вот и весь секрет жизни! :)
Удивленье - ты течешь прохладой, листья омывающей влюбленно.
Кто-то из испанских поэтов.

Слушаю детские песенки. Бориса Савельева, в частности. Залез на сайт хора Попова, скачал несколько. Невероятно! Настолько радостно!

Дорогою добра
муз.М.Минкова
сл.Ю.Энтина

Спроси у жизни строгой
Какой идти дорогой,
Куда по свету белому
Отправиться с утра.
Иди за солнцем следом,
Хоть этот путь неведом,
Иди, мой друг, всегда иди
Дорогою добра.

Забудь свои заботы,
Падения и взлеты.
Не хнычь, когда судьба тебя
Ведет не как сестра.
Но если с другом худо,
Не уповай на чудо,
Спеши к нему, всегда иди
Дорогою добра.

Ах, сколько будет разных
Сомнений и соблазнов,
Не забывай, что эта жизнь
Не детская игра.
Ты прочь гони соблазны,
Усвой закон негласный:
Иди, мой друг, всегда иди
Дорогою добра!

http://www.songkino.ru/songs/mal_muk.html

:)





15:34 

Тсс

Я безумно сентиментален. Но не жесток. Говорят, что сентиментальные люди бывает жестоки. Нет, я не жесток.

15:41 

Мы не ели, мы не пили, бабу снежную лепили.

Почему то я мало слепил за жизнь свою снежных баб. Были зимы, во время которых ни одна баба не выходила из под моих рук. И таких зим было очень много. Слишком много. Почему же так? Если за зиму не слепишь ни одну бабу, ни разу не прокатишься на лыжах, не обваляешься снегом, то, считай что зимы ты и не увидел.

Надо скорее лепить снеговиков. И баб тоже надо лепить. Даст Бог еще сырого снега вдоволь. Даст Господь еще поваляться вдоволь в снегу. А потом - оттепели. Оттепель. Отчего я так люблю оттепель? Мне приятно дышать свежим, раскисшим воздухом оттепели, мне нравится, что капает с крыш, что сапоги чавкают в мокрой, снежно-грязной жижеце. Мне хочется бродить по оттепели. Я знаю, что многие ее не любят, многих она раздражает, ну как же так, в самом деле? - жижица, хлюпанье, шлепанье. Это не красиво и неудобно. Но я не смотрю на оттепель с точки зрения удобства ее для физиологического моего или бытового состояния. Мне симпатична вот эта переменчивость, неясность, симпатия природы. Вообще, в оттепели много нежности. Слабость - женская или мужская, это будто что-то надломилось в природе и в душе, потому что нельзя же постоянно расхаживать с панцирем чувств и идей. Просто что-то обмякло, протекло, пропело, сникло, свернулось в клубочек, согрело тебя своим дыханием, очень нежным, чистым, свежим, да и осталось шевелиться, притохмачиваться, как говорила моя бабушка, на уютной тахте дня. Оттепель хороша днем, когда ее можно увидеть. Оттепель ведь еще наслаждение для глаз. Оттепель - растерянность природы - напоминает о растерянности человека, особенно когда он был сначала уперт и твердолоб, а потом вдруг посыпались шашечки домино одна за другой, и видно голое естество человека - оттепленное, талое, беззащитное, какое и должно быть нормальное человеческое естество. Потому что не сила красит человека, не воля, не характер, не могучий интеллект, не что-то еще такое же громоздкое и неспокойное, а слабость, слякоть души, ее нежная влага, состояние, когда гордость вдруг теряет теряется, все летит наперекосяк, и вырастает такая изумленная покорная мордочка хлюпающей души, человек обнажается и его так легко поэтому любить и дорожить им.

17:42 


Вопрос: Когда в последний раз вы лепили снежную бабу
1. Сегодня  0  (0%)
2. Вчера  0  (0%)
3. На днях  0  (0%)
4. Лепил этой зимой  1  (20%)
5. Прошлой зимой  2  (40%)
6. Позапрошлой зимой  0  (0%)
7. Да разве вспомнишь :)  2  (40%)
Всего: 5
18:30 

Сад расходящихся хокку

Есть такой сайт милый - Сад расходящихся хокку.
http://www.litera.ru/slova/hokku/
Там каждому предоставляется возможность придумать собственное хокку по правилам. То есть, тебе предлагается первая или последняя строчка и ты должен дописать две. Очень интересно. Рекомендую!
Вот образцы моих творений :)

Вновь прихватило
Чувствую - не успею...
Все ананасы

Один мой сосед
Пиво мешает с вином
Стыдоба одна...

и томагучи
похожие на фсбшников
мне снятся всю ночь

Зато унитаз...
Белый, блестящий такой -
Он от Кардена

Рисуя детей,
Как ребенок смеется
Сосед мой старик

Вдруг слышу сквозь сон
Дворника милую брань -
На дворе утро

не прожить без них
часто вздыхал дряхлый пес
глядя на звезды

Пардон за фривольности, таковы условия ;)

17:52 

Скажи мне, кто тебя комментирует, и я скажу, кто тебя не будет комментировать.
Народная мудрость.
Я хочу сейчас: напиться квасу, а еще лучше окрошки. Забраться в отдаленный домик с камином, топить его и слушать ворчание собаки у заснеженного окна. Под боком - интернет. Под другим боком - стакан глинтвейна. И много-много мяса и сладкой выпечки. Я читаю книгу, которую сам же и пишу. Я могу все же ее читать, потому что немедленно забываю, что написал. Я выхожу на крыльцо и вижу русалку с крыльями. Русалка есть абрикос и бросает в меня косточки. Я смеюсь. Русалка смущается и скрывается в снегах. Я подбираю косточки и бросаю в огонь камина. Огонь вспыхивает и комната вся озаряется абрикосовым светом. Я читаю книгу, ем и пью, собака ворчит, рядом призраки моих книг. Мне хорошо и очень уютно. А вам?

17:58 

Откликнетесь!!!

По просьбе Деборы:
Народ, кто хотел щеночка, котеночка... но родители все не позволяли... у вас есть прекрасная возможность убедить их!
Увидев это, они просто не смогут вам отказать - взяв домашнего любимца в приюте вы спасете ему жизнь, а он ответит вам верной и преданной дружбой. Может быть у вас есть друзья, которые хотят иметь щенка или котенка...

Усыпляют животных!
В Москве закрывают приют «ЛАД».

Приговор для животных - УСЫПЛЕНИЕ.

Для пристройства отведено 3 недели.

Контактная информация: телефон приюта 933-81-81

Просьба : скопируйте к себе в дневник и распространите эту информацию, как можете.

13:23 

Завтра в мой город прибывают мощи святой преподобномученицы княгини Елизаветы, сестры государыни Александры, последней русской императрицы.
Ее казнили 18 июля 1918 года вместе с инокиней Варварой и пятью русскими князьями, сбросили в шахту под Алапаевском.
Преподобномученица Елизавета Феодоровна и инокиня Варвара были канонизированы Русской Православной Церковью на архиерейском соборе 2002 года, который проходил в Москве.
25 июля прошлого года мощи святых преподобномучениц Великой княгини Елизаветы Федоровны и инокини Варвары прибыли из Иерусалима в Москву.
Мощи везут по всей России, с молебнами и молитвами. Это покаянное шествие по Руси.
Информацию об этом событии можно посмотреть в сети на многих сайтах.
Вот здесь очень хороший материал об этой поразительной женщине
http://www.peoples.ru/state/sacred/ella/#history




Икона написана по благословению архиепископа Пермского и Соликамского Афанасия

13:22 

Сегодня подошла ко мне какая-то бабушка на улице,стала водить рукой перед моей грудью и говорить: "Вижу, что не курящий, что не пьющий, но - тут она произнесла что-то вроде - "нахватался" - дряни от дурных людей. А я в самом деле, чуствовал себя неважно. Шел на работу довольно рано утром. Не выспался. Поздно лег. Как малолетнее дите играл в 4-х героев. Дурак дураком. А утром встаем рано, отводим детей в сад, я продираю глаза и начинаю дневная эпопея. Дети бушуют, я заглатываю какой-то кусок еды и - как сегодня - небритый и нечесаный - хватаю среднего в охапку и тащу в сад. Жена тащит младшего. Утренний моцион. На работу хожу сейчас пешком, то же и с работы. Иду, думаю. Так я о бабушке начал. Испугался я бабушки, говори: "Я православный, мне ваши заговоры не нужны". А бабушка мне вслед засмеялась, обозвала больным и отправилась восвояси. И я отправился, но в мыслях. Фу, ты. Слава Богу, эфир дневной записал. Теперь еще вечер.

Сегодня 115 лет со дня рождения Пастернака. Я обожаю Пастернака. Я в принципе, почти как он. Временами :)

На протяженью многих зим
Я помню дни солнцеворота.
И каждый был неповторим
И повторялся вновь без счета.

И целая их череда
Составилась мало помалу
Тех дней единственных, когда
Нам кажется, что время встало

Я помню их наперечет
Зима подходит к середине
Деревья мокнут, с крыш течет
И солнце греется на льдине

И любящие как во сне
Друг к другу тянутся поспешней
И на деревьях в вышине
Потеют от тепла скворешни

И полусонным стрелкам лень
Ворочаться на циферблате
И дольше века длится день
И не кончаются объятья.

Без знаков препинания написал. Господь простит.
Да, Пастернак гениален. И написал гениальный роман - "Доктор Живаго", один из лучших романов в русской и мировой литературе. Может быть, самый лучший. Доктор Жизнь, если угодно. Роман о Христовой любви.

Как я устал от ненормальности. Я очень люблю нормальность. Блин, как мне надоела трескотня о том, что гениальность - это отклонение от нормы. Гениальность - и есть норма, единственная и неповторимая. Пастернак, Пушкин, день кончины которого тоже сегодня - так любили жизнь, как скрипка любит своего мастера. Они и позволяли играть на себе правде жизни. Их гениальность сродни дыханию ветра, солнечным поцелуям, шлейфу росы. Все остальное - от лукавого.

13:45 

Рррррррррррррр

18:50 

Порой хочется заорать: "Я нормален!".
Я - нормален. Нормален, как нормален журавль, пританцовывающий возле своей подруги (как я люблю мультфильм "Халиф-аист" - гениальный!). Нормален, как человек, желающий стиснуть возлюбленную в объятиях после долгих лет разлуки. Нормален, как обжора, любящий хурму и дикий виноград.
Сколько же развелось тех, кто желает себя причислять к циниках и киникам, гомофобам и гомофилам, некромантам и хренофагам, к снобам и эстетствующим паразитам, к крутым парням и маразматиками без роду и без племени. Все зачухались не в социальной дури, нет, в собственных фантазмах. Зачем? Кто? Почему?
Как я люблю живой, чувственный, предметный мир, мир, полный красок и фантазии,без похоти и ворожбы, без сонной одури и похмельных синдромов, без тяги к запретному и запрятанному якобы в тайниках человеческой психики. Все это выдумки и сплетни старых из ума выживших русалок с вениками вместо хвостов.

15:57 

Песня скитальца Энгуса
Написал Уильям Йейтс перевод Григория Кружкова

Огнем пылала голова,
Когда в орешник я вступил,
Прут обломил и снял кору,
Брусникой леску наживил.
И в час, когда светлела мгла,
И гасли звезды - мотыльки,
Я серебристую форель
Поймал на быстрине реки.

Я положил ее в траву,
И сучья для костра собрал,
Но прошуршала вдруг трава,
И чей-то смех я услыхал.
Мерцала девушка впотьмах,
Бела, как яблоневый цвет,
Окликнула - и скрылась прочь,
В прозрачный канула рассвет.

Пусть краток век и долог путь,
Я все равно ее найду,
Губами губ ее коснусь
И пальцы с пальцами сплету;
И буду для нее срывать,
Как яблоки, покуда жив,
Серебряный налив луны
И солнца золотой налив.

Книга благодарности :)

главная